Сотовая связь в северной корее


Связь в КНДР — Википедия

Информация в этой статье или некоторых её разделах устарела.

Вы можете помочь проекту, обновив её и убрав после этого данный шаблон.

Связь в КНДР (кор. 조선민주주의인민공화국의 통신) — все службы связи, работающие на территории КНДР. Из-за проведения изоляционистской политики в КНДР, право пользования Интернетом имеет лишь строго определённый правительством круг лиц[1].

Большинство телефонных аппаратов установлено в государственных службах, коллективных хозяйствах, на предприятиях, принадлежащих государству, а в индивидуальном пользовании — всего 10 %. К 1970 году только в Пхеньяне, Синыйджу, Хамхыне и Хесане имелись службы автоматического переключения. Первые общественные телефонные будки появились около 1990 года в Пхеньяне. В середине 1990-х годов автоматизированная система обмена базировалась на системе E-10A — производства совместного предприятия компании Alcatel в КНР, которая была установлена в Пхеньяне. В 1997 году в Пхеньяне и других 70 населённых пунктах ручная система переключения была заменена автоматизированной[2]. В 2000 году пресса КНДР заявила о том, что порт Нампхо и провинция Пхёнан-Пукто были соединены с центром посредством волоконно-оптического кабеля.

Международная связь[править | править код]

Международная связь в КНДР представляет собой сеть, которая соединяет Пхеньян с Пекином и Москвой, а Чхонджин с Владивостоком. Связь с Южной Кореей была установлена в 2000 году. В мае 2006 года министерство связи КНДР заключило соглашение с компанией ТрансТелеКом о строительстве и совместном использовании волоконно-оптической линии передачи в районе КПП железной дороги Хасан-Туманган. Это первая наземная линия связи между Россией и КНДР. Партнёром TTC в проектировании, строительстве и соединении линии связи с корейской стороны была Корейская компания связи министерства связи КНДР. Эта волоконно-оптическая связь использует технологию SDH уровня STM-1 с возможностью увеличивающейся полосой пропускания. Строительство линии связи завершилось в 2007 году[3].

С момента присоединения к Интерспутнику в 1984 году, КНДР использовала 22-строчное мультиплексирование с делением частоты и один-единственный 10-строчный канал через носитель для связи с Восточной Европой[4]. А в конце 1989 года служба международных вызовов и сообщений осуществлялась из Гонконга. Научно-измерительный пункт рядом с Пхеньяном поддерживает прямую международную связь, используя Intelsat. Центр спутниковой связи был установлен в Пхеньяне в 1986 году с французской технической поддержкой. В 1990 году было достигнуто соглашение об использовании японских телекоммуникационных спутников. В 1974 году КНДР присоединилась к Всемирному почтовому союзу, но имеет прямое почтовое сообщение только с определёнными странами.

По договорённости с ПРООН, в апреле 1992 года был построен Пхеньянский волоконно-оптический завод, а первая в стране кабельная волоконно-оптическая сеть, состоящая из 480 ИКМ-линий и 6 автоматических обменных станций из Пхеньяна в Хамхын (300 км), была установлена в сентябре 1995 года[5]. Более того, кампания по всенародной планировке земель и разделению их на зоны, инициированная Ким Чен Иром в провинции Канвондо в мае 1998 года[6] и Пхёнан-Пукто в январе 2000 года[7], облегчила строительство волоконно-оптических кабелей, которые были проложены десятками тысяч солдат-строителей КНА и провинциальными ударными бригадами, мобилизировавшиеся для принятия участия в проведении крупномасштабных общественных работ для возрождения пахотных земель, опустошённые природными катастрофами в конце 1990-х годов.

Велосипедист с мобильным телефоном на улице Хамхына.

Первые мобильные телефоны в КНДР появились в ноябре 2002 года, а к ноябрю 2003 года количество их владельцев составило 20 000 человек. Однако 24 мая 2004 года мобильные телефоны в КНДР попали под запрет[8].

В декабре 2008 года в Пхеньяне был запущен мобильный сервис, принадлежащий египетской компании Orascom Telecom Holding, которая планирует и дальше расширять покрытие мобильной связи на другие регионы страны[9]. Официальное название мобильного сервиса 3G в КНДР — Koryolink, которое является совместным предприятием Orascom Telecom Holding и госкорпорации Почта и Телекоммуникации Кореи (KPTC)[10]. Там был большой спрос на услуги мобильного сервиса с момента его запуска[11]. Компания Orascom Telecom Holding сообщила о том, что в декабре 2010 года количество пользователей мобильной связью в КНДР составило 432 000 человек[12], а на 2015 год, по южнокорейским данным, насчитывало уже 2,8 миллиона человек[13].

К маю 2011 года 60 % жителей Пхеньяна в возрасте от 20 до 50 лет имели мобильный телефон[14].

15 июня 2011 года StatCounter.com подтвердил, что некоторые граждане КНДР используют iPhone компании Apple и смартфоны компании Nokia[15]. Также, по данным официального блога North Korea Tech, в 2013—2014 годах в КНДР была разработана линейка собственных смартфонов «Ариран», сходных по техническим характеристикам с некоторыми китайскими смартфонами.

По состоянию на ноябрь 2011 года невозможно, используя мобильный телефон, позвонить на мобильные номера КНДР или из неё, а также отсутствует выход в Интернет, однако у простых граждан есть возможность мобильного доступа в Кванмён. Количество владельцев мобильных телефонов стремительно растёт (с 70 000 в 2009 году до 1 миллиона в конце 2011 года). Сеть 3G охватывает 94 % населения страны, но при этом покрывает только 14 % территории КНДР[16].

С 7 января 2013 года мобильные телефоны перестали изымать у иностранцев на границе при въезде в страну (при подтверждении въезжающим оснований на необходимость его использования), а с 1 по 28 марта того же года иностранным туристам разрешено пользоваться мобильным Интернетом.[17]

План нумерации мобильных телефонов[18][править | править код]

  • +850 191 — специальная дипломатическая сеть[19]
  • +850 192 — Koryolink 3G Network, из них только номера типа +850 192 260 **** имеют выход на иностранный канал.
  • +850 193 — SunNet GSM/900 Network (закрыта в 2004 году).

Телевещание в КНДР подчиняется Корейской центральной вещательной системе, находящейся под полным контролем государства и использующейся как инструмент пропаганды Трудовой партии Кореи. Основным телеканалом страны является Корейское центральное телевидение, чей вещательный центр находится в Пхеньяне. КЦТВ имеет региональные ретрансляторы в таких городах, как: Чхонджин, Кэсон, Хэджу, Хамхын и Синыйджу. Также имеются три телеканала, вещающие только в Пхеньяне: «Рённамсан», «Мансудэ» и Спортивное телевидение. С августа 2016 года внедряется собственная система IPTV «Манбан», также позволяющая расширить географию вещания этих трёх телеканалов.

Импортированные японские цветные телевизоры имеют местное северокорейское название, хотя производство 48-сантиметровых (19 дюймов) чёрно-белых телевизоров в КНДР осуществляется с 1980 года.

Приезжающим в КНДР запрещено привозить с собой радиоприёмники. Как часть правительственной политики информационной блокады, радиоприёмники и телевизоры в КНДР должны быть модифицированы, чтобы принимать сигналы только государственных станций. Эти модифицированные радиоприёмники и телевизоры должны быть зарегистрированы в специальном государственном департаменте. Они также являются предметами случайных проверок. Удаление официальной печати — преследуется по закону. Чтобы приобрести телевизор или радиоприёмник, гражданам КНДР необходимо получить специальное разрешение от властей по месту жительства или работы.

КНДР имеет две вещательные AM-сети: Пхеньянская вещательная станция (Радио Пхеньян) и Корейская центральная вещательная станция, также есть FM-сеть — Пхеньянская вещательная FM-станция. Все три сети имеют станции в крупных городах, которые предлагают слушателям местные программы. Существует также мощный коротковолновый передатчик для радиостанции "Голос Кореи", осуществляющей международное вещание на нескольких языках, в т. ч. и на русском.

Официальная правительственная станция — Корейская центральная вещательная станция (КЦВС), которая вещает на корейском языке. В 1997 году количество радиоприёмников составило — 3,36 миллионов штук.

Национальная внутренняя сеть Кванмён[править | править код]

Информация в этой статье или некоторых её разделах устарела.

Вы можете помочь проекту, обновив её и убрав после этого данный шаблон.

Кванмён доступна в пределах крупных городов КНДР, районов, а также в университетах и крупных промышленных и коммерческих организациях. У Кванмён имеется круглосуточный неограниченный доступ по телефонной линии Dial-Up.

Доступ к международному Интернету осуществляется через волоконно-оптический кабель, соединяющий Пхеньян с Даньдунем в Китае через Синыйджу. Первое интернет-кафе в КНДР было открыто в 2002 году на границе с КНР как совместное предприятие с южнокорейской интернет-компанией Hoonnet. Интернет-соединение этих интернет-кафе осуществлялось через линии в Китае. В 2007 году Министерство общественной безопасности страны распорядилось об их закрытии[20]. Иностранные посетители могут подключать свои компьютеры к Интернету через международные телефонные линии, доступные в нескольких гостиницах Пхеньяна. В 2005 году было открыто несколько интернет-кафе в Пхеньяне, где интернет-соединение осуществляется не через китайские линии, а через северокорейскую спутниковую связь. Всё содержимое Интернета подвергается серьёзной фильтрации, которую осуществляют правительственные агентства КНДР[21][22]. В 2003 году совместное предприятие KCC Europe между предпринимателем Яном Хольтерманом из Берлина и правительством КНДР обеспечило коммерческие интернет-услуги в стране. Интернет-соединение было установлено через спутниковую связь из КНДР на сервер, находящийся в Германии. Эта связь была прервана потребностью в интернет-провайдере в Китае[23].

KCC Europe управляет .kp — код страны национального домена верхнего уровня КНДР из Берлина, где размещены многие официальные сайты КНДР, включая Naenara.

«Тихое открытие: северокорейцы в изменяющейся информационной среде» (анг. «A Quiet Opening: North Koreans in a Changing Media Environment») — исследование, проводимое Intermedia по заказу государственного департамента США, выпущенное в свет 10 мая 2012 года, в котором говорится, что, несмотря на крайне жёсткое регулирование и серьёзные наказания, жители КНДР и часть элиты имеет широкий доступ к новостным и прочим источникам информации, находящиеся за пределами государственных СМИ. Хотя доступ в Интернет строго контролируется государством, радио и материалы на DVD хорошо доступны, а в приграничной зоне и телевидение[24][25] .

  1. ↑ High-tech revolution yet to hit North Korea
  2. ↑ Lee, 2003
  3. ↑ TransTeleCom is to build first land link with North Korea[уточнить]
  4. ↑ Yoon and Lee 2001
  5. ↑ «Cable Production Base» "Naenara, " Korea Today, No. 602 (8), 2006
  6. ↑ History of Land Rezoning in the DPRK, KCNA, 11 May 2005
  7. ↑ Kim Jong Il, "Improving the Layout of the Fields Is a Great Transformation of Nature for the Prosperity and Development of the Country, a Patriotic Work of Lasting Significance, "Rodong Sinmun, 18 April 2000
  8. ↑ «World briefings: North Korea», New York Times, June 4, 2004.
  9. ↑ «Secretive N Korea set to launch mobile phone service», Associated Press, December 4, 2008.
  10. ↑ 3세대이동통신서비스 《고려링크》 시작 천리마 속도로 정보통신 현대화 노린다 (неопр.) // 민족 21. — 2009. — 1 January (№ 94).
  11. ↑ http://www.dailynk.com/english/read.php?cataId=nk01500&num=5303 (accessed 18 November 2009)
  12. ↑ Orascom Telecom Holding First Quarter 2011 Results Архивная копия от 12 апреля 2012 на Wayback Machine, page 29 (accessed 20 May 2011)
  13. ↑ Южная Корея подчеркнула разницу с КНДР, подсчитав мобильные телефоны и рис
  14. ↑ Phone Handset Prices Fall as Users Rise, DailyNK, 20 May 2011
  15. Kang (강), Jin-gyu (진규). 북한에서도 아이폰 사용 첫 확인 (кор.), Digital Times (15 июня 2011). Дата обращения 8 июля 2011.
  16. ↑ Secretive N. Korea opens up to cellphones (неопр.) (21 ноября 2011). Дата обращения 30 сентября 2017. Архивировано 1 ноября 2012 года.
  17. ↑ Иностранцам в КНДР разрешили пользоваться мобильными телефонами // interfax.ru
  18. ↑ Использованы материалы Владимира Шаргина, опубликованные им в ЖЖ
  19. ↑ Korea, DPR (North Korea), Pyongyang, British Embassy (неопр.). Дата обращения 22 марта 2013. Архивировано 15 января 2010 года.
  20. ↑ В КНДР закрываются интернет-кафе
  21. Foster-Carter, Aidan. North Korea's tentative telecoms, Asia Times (6 июля 2002). Дата обращения 11 мая 2007.
  22. ↑ First Internet Cafe Opens in Pyongyang, The Chosun Ilbo (27 мая 2002). Архивировано 17 марта 2003 года. Дата обращения 11 мая 2007.
  23. Lintner, Bertil. Северокорейская IT-революция, Asia Times (24 апреля 2007). Дата обращения 11 мая 2007.
  24. ↑ Illicit access to foreign media is changing North Koreans’ worldview, study says (10 мая 2012). Дата обращения 10 мая 2012.
  25. ↑ A Quiet Opening: North Koreans in a Changing Media Environment (неопр.) (недоступная ссылка). InterMedia (10 мая 2012). — «The primary focus of the study was on the ability of North Koreans to access outside information from foreign sources through a variety of media, communication technologies and personal sources. The relationship between information exposure on North Koreans’ perceptions of the outside world and their own country was also analyzed.». Дата обращения 10 мая 2012. Архивировано 22 мая 2012 года.

ru.wikipedia.org

Koryolink — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 15 декабря 2019; проверки требуют 2 правки. Текущая версия страницы пока не проверялась опытными участниками и может значительно отличаться от версии, проверенной 15 декабря 2019; проверки требуют 2 правки.

Koryolink (кор. 고려링크), совместное предприятие, созданное в 2008 году египетской компанией Orascom Telecom Holding (позднее Global Telecom Holding) и Государственной Корпорацией «Чосон Почта и Телекоммуникации» (조선우편 & 통신). В 2011 египетская компания была куплена российским холдингом «Вымпелком»[1], который после завершения поглощения в 2012 существенно развил сеть по покрытию и техническому уровню, и 29 марта 2013 запустил сеть 3G стандарта UMTS 2100 в официальную эксплуатацию. Единственный действующий сотовый оператор в КНДР. Холдинг Вымпелком владеет 75 % Koryolink. Сеть покрывает 60 % страны, все крупнейшие города, туристические маршруты, центральные дороги. Телефонные номера сети имеют префикс +850 (для звонков внутри КНДР набирается 0). В сети есть два уровня доступа, общий — для любых пользователей, без доступа в Интернет, доступ на скорости 3G только в инфосеть Корёлинк, интранет Кванмён и университетские сети, самый популярный вид доступа — в Кванмён[2], Привилегированный — с логируемым на шлюзе доступом в интернет, с блокированием нежелательных сайтов, SIM-карты с таким доступом могут приобрести только сотрудники дипмиссий, представители иностранных компаний и сотрудники государственных и партийных органов[3].

Orascom Telecom Holding получил лицензию на организацию 3G сети в КНДР в январе 2008 года.

Koryolink был запущен в Пхеньяне в декабре 2008 года, на конец года в ней было 5,3 тыс. пользователей[4]. В декабре 2010 года число пользователей составляло 432 тыс.[5] В сентябре 2011 это число увеличилось до 809 тыс.[6].

В 2012 году египетский соучередитель был поглощён российской компанией Вымпелком. Которому перешла и доля в Koryolink[7]

7 января 2013 года был отменён запрет на ввоз мобильных телефонов в КНДР, иностранные туристы получили возможность аренды номера сети с выходом на международную связь при условии заполнения декларации на ввоз гаджета.

29-го марта 2013 года Koryolink запретила доступ в мобильный интернет для иностранных туристов, однако возможность технического доступа сохранена у сотрудников дипмиссий и представителей иностранных компаний, приезжающих в КНДР с долгосрочным визитом.[8][9].

29 марта 2013 года была запущена сеть 3G чем и был вызван запрет на ввоз аппаратов. Все устройства связи, смартфоны и планшеты произведённые в КНДР обладают развитой системой логирования доступа, контроля действий и сбором и отсылки информации на контролирующие станции. Кроме того используется система ватермарк подписывания для распространяемого медиаконтента. А с 2016 года и цифровое подписывание центрально распространяемого контента ключом RSA 2048, и самоподписывание созданного на планшете или ином устройстве 256 битным ключом. Устройства произведённые не для КНДР таковым сервисом не обладают поэтому и попадают время от времени под запрет.[10]

В 2015 году количество абонентов пользователей сети превысило 3 миллиона, что привело к завершению окупаемости проекта и даже принесло Orascom Telecom первую прибыль. Однако правительство КНДР отказало в разрешении на перевод прибыли из Северной Кореи в материнскую компанию и, по некоторым данным, учредило второго оператора (Kangsong Net), чтобы конкурировать с Koryolink[11]. В результате этого в руководстве Ораскома было сделано заявление, что холдинг утратил контроль над деятельностью северокорейской сети[12][13].

Несмотря на ужесточение санкционного режима со стороны Совбеза ООН в сентябре 2018 года, Orascom Telecom получил право на исключение деятельности из нового пакета санкций, что позволило, по резолюции Совета Безопасности ООН № 2375, продолжить деятельность в КНДР[14][15].

ru.wikipedia.org

В Северной Корее есть мобильная связь, но пользоваться ею надо очень осторожно

Сейчас в Северной Корее траур, который начался в день смерти Ким Чен Ира и будет продолжаться сто дней. В это время корейцам строго-настрого запрещено пользоваться мобильными телефонами, и тех, кто нарушит это правило, будут судить как военного преступника. Впрочем, постойте… В Северной Корее есть сотовые телефоны? Оказывается, есть. И даже запрещают их отнюдь не впервые.

Впервые мобильную связь северокорейские власти начали предоставлять в 2002 году. Впрочем, очень осторожно: когда в 2004 году прогремел большой взрыв на железной дороге, целью которого, как поговаривали, был Ким Чен Ир, мобильную связь снова запретили, уже проданные телефоны отозвали. То ли взрыв был совершён не без помощи мобильника, то ли опасались, что телефоны помогают противникам режима.

Тем не менее совсем уж противиться прогрессу невозможно, поэтому с тех пор мобильная связь всё-таки снова просочилась в Северную Корею. Запрет был снят в 2008 году, и на сегодняшний день в стране зарегистрировано более миллиона пользователей мобильной связи. Её предоставляет оператор Orascom, который занимается странами Ближнего Востока, Южной Азии, а также Африки (в частности, Зимбабве). Разумеется, звонки можно совершать только в пределах страны. Извне в государство победившей идеи чучхе тоже не дозвониться.

Цены на телефоны в Северной Корее в последнее время падают, а доля населения, у которой они есть, соответственно растёт. В Пхеньяне средняя стоимость простого мобильника составляет 250 долларов (год назад — 280), а изысканной «раскладушки» — от 400 до 380 долларов. Несмотря на дороговизну, у шестидесяти с лишним процентов пхеньянцев, возраст которых составляет от 20 до 50 лет, уже имеется мобильный телефон. Это поразительно, если учитывать, что средняя месячная зарплата в стране составляет около 18 долларов.

Одному человеку разрешено иметь не более одного телефона. Аппарат «привязывается» к конкретному гражданину, и он оплачивает только свои счета, и только по предъявлению удостоверения личности. Достать телефон официальными путями достаточно сложно, поэтому многие покупают телефоны, привезённые контрабандой из России или Китая. В этом случае, конечно же, приходится платить взятку. Другая проблема заключается в том, что далеко не все контрабандные телефоны работают с Orascom, так как частота, на которой принимается сигнал, была специально выбрана отличной от той, что используется в Китае. С другой стороны, в приграничных регионах жители нелегально пользуются услугами китайских операторов — там, куда «добивают» китайские сотовые вышки.

Мобильная связь доступна в основном в развитых регионах страны, и прежде всего в Пхеньяне. Разумеется, многим она просто недоступна из-за стоимости, и многие продолжают довольствоваться стационарными телефонами.

Ну и возвращаясь к проблеме, поднятой в начале заметки, надо сказать, что «судить по законам военного времени» за нарушение стодневного траура действительно будут — это не просто слова. Вот доказательство: в 2010 году рабочий военного завода сурово поплатился за нелегальный мобильник. Какое-то время ему удавалось скрывать, что он звонит знакомому в Южную Корею и рассказывает о том, сколько стоит рис и как живётся в стране. Потом он попался. Расстреляли.

Реклама на Компьютерре

www.computerra.ru

Телефонный план нумерации КНДР — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Международный код страны: +850
Выход на международную связь: 00 или 99
Код междугородней связи внутри страны: 0

Телефонная связь в КНДР управляется Министерством почты и телекоммуникаций КНДР.

Введены в 2011 году.

Список негеографических телефонных кодов КНДР с 2011 года[1]
Зона Длина номера Оператор
191 7 дипломатическая сеть (с 2017 года - Koryolink)
192 7 Koryolink

Здесь представлены только коды, которые были раскрыты с помощью косвенных источников. Полный телефонный план нумерации КНДР остаётся засекреченным.[2]

Длина номеров[править | править код]

Зона Код зоны Длина внутризонного номера Итого (цифр)
Пхеньян 2 (02) 7 8
Насон 3 (085) 6 8
Мобильная связь 4 (019X) 7 10

О телефонных планах нумерации за пределами Пхеньяна и Насона известно незначительно, так как телефонные номера вне этих городов не поддерживают международную связь.

Звонки из-за рубежа в КНДР проходят через службу международной связи (телефон +850-2-18111). Лишь на незначительное количество телефонов возможно позвонить из-за рубежа напрямую.

Телефонные номера в Пхеньяне, на которые возможно позвонить из-за рубежа, всегда имеют префикс +850-2-381хххх (для звонков в КНДР). На эти телефоны нельзя позвонить из пределов КНДР, для этого необходимо набирать 02-382хххх.

Пример: телефон посла Великобритании в КНДР в Пхеньяне: +850 2 381 7980 (для звонков из-за рубежа) и 02 382 7980 (для звонков из КНДР).[3].

Большинство линий в особой экономической зоне Насон преимущественно ориентированы не на связь внутри страны, а на международную связь иностранных компаний (преимущественно российских и китайских) с иностранными государствами.[4]

Звонки между КНДР и Республикой Корея запрещены[2], кроме звонков в/из технопарка Кэсон.

ru.wikipedia.org

Мобильная связь в Северной Корее

 Одна из самых популярных тем о КНДР - это тема мобильной связи
 

Мобильная связь, доступная иностранцам, появилась в стране еще несколько лет назад. Подключение тогда стоило чуть ли не 1000$. Впоследствии цена на подключение дешевела.Эта сеть, имеющая названия SUN NET (2G), была открыта при содействии Китая. После того, как в январе 2009 года в стране появилась 3G сеть Koryo Link, открытая при содействии Египта, цены на покупку SIM-карты SUN NET резко подешевели, составив 30 Евро. Качество связи, к сожалению, за многие годы так и не улучшилось, и чтобы куда-то звонить, приходилось подходить к окну или на улицу, а сама связь часто обрывалась. Сеть до сих пор используется только иностранцами, с телефона, подключенного к SUN NET можно звонить на международные номера и мобильные телефоны SUN NET и  Koryolink (иностранные). Абонентсткая плата отсутствует, цена звонков на местные номера 0,30 евро за исходящий (минута). 
Как я уже сказал, с 2009 года началось использование новой 3G сети Koryo Link. Т.к. технология 3G требует специальных телефонов, то была завезена большая партия телефонов фирмы Huawei из Китая, которые затем были перепрошиты для использования жителями КНДР.
Подключение без телефона стоило 100 Евро, самый дешевый телефон обходился в 110 Евро. Для обеспечения безопасности номера корейские и иностранные отличались, и с них нельзя было позвонить друг другу.
Телефоны сети SUN NET имеют номера +850 193 801 **** (только иностранный канал)
Телефоны сети Koryo Link имеют номера +850 191 250 ****,  а корейский канал - +850 191 260 ****
Уже спустя месяц количество корейцев с телефонами стало возрастать, и сейчас мобильник уже вошел в повседневную жизнь корейцев
В настоящий момент в сети Koryo Link пока что недостает поддержки GPRS, MMS, и видеосвязи (основная "фишка" системы 3G), зато имеется 3 вида тарифов, с абонетской платой 5, 10 и 15 евро. Разница лишь в цене на местные звонки.
Качество связи заметно лучше, чем SUN NET, а зона обхвата включает несколько больших городов КНДР. В настоящее время внедряются новые модели телефонов, становится дешевле подключение, появляются скидки на звонки

Так выглядит карта оплаты SUN NET на 20 евро

ashen-rus.livejournal.com

Как устроен интернет в Северной Корее. КНДР глазами Андрея Ланькова

The Insider продолжает цикл очерков Андрея Ланькова, профессора университета Кунмин в Сеуле, недавно вернувшегося из КНДР. В этой части цикла речь пойдет о том, как устроен северокорейский интернет и как КНДР развивает новые технологии.

Многие иностранцы отправляются в Пхеньян в полной уверенности, что они едут в бедную и дикую страну, эдакую «Африку с холодной погодой». Они бывают удивлены не только чистотой и порядком на улицах, но и тем, как много в Северной Корее всяческой бытовой электроники.

Одним из главных символов Северной Кореи времён Ким Чен Ына стал сотовый телефон. Телефоны появились в КНДР в конце 2008 года. Строго говоря, была попытка ввести сотовую связь и раньше, но закончилась она в 2004 году запретом и конфискацией большинства телефонов (высшему начальству несколько сотен трубок тогда решили оставить).

Сейчас в Северной Корее почти 5 млн сотовых телефонов — по крайней мере, так говорит официальная статистика. На практике мы имеем дело с пресловутой «лукавой цифрой»: северокорейская система тарифов устроена таким образом, что за время, превосходящее щедрый базовый лимит, приходится платить очень дорого. Поэтому многие северокорейцы предпочитают иметь два или даже три телефона, немало экономя таким образом на плате за разговоры.

По правилам у одного гражданина КНДР может быть только один сотовый телефон, но на практике обойти этот запрет несложно — достаточно заплатить скромную сумму какому-нибудь знакомому или дальнему родственнику, который согласится выступить в качестве подставного лица. Поэтому реальное количество пользователей сотовой сети — примерно 3,5 млн, то есть примерно две трети северокорейских семей имеют по меньшей мере один сотовый телефон. Немалой популярностью пользуются и компьютеры — в основном, ввезённые из Китая и чаще всего купленные по минимальной цене как б/у. В Пхеньяне сейчас они есть в подавляющем большинстве домохозяйств.

Казалось бы, такое распространение современных информационных технологий должно беспокоить северокорейское руководство, которое отлично осведомлено о дестабилизирующей роли, которую средства связи сыграли в недавнем прошлом (достаточно вспомнить «арабскую весну»). Однако Ким Чен Ын и его окружение, осознавая опасность, всё-таки решили не идти по пути наименьшего сопротивления и не стали вводить примитивные запреты. В северокорейском руководстве понимают: без развития информационных технологий невозможно добиться экономического роста. Поэтому в последние годы власти Северной Кореи занимают весьма оригинальную позицию: с одной стороны, поддерживают их распространение, а с другой — пытаются взять их под контроль.

В этой кампании особую роль играет созданная в Северной Корее компьютерная операционная система «Пульгын пёль» («Красная звезда»). Строго говоря, это северокорейский вариант Linux, разработанный, в первую очередь, для того, чтобы облегчить властной верхушке контроль за доступным простонародью контентом.

Сейчас северокорейские власти ведут активную кампанию за то, чтобы сделать «Пульгын пёль» обязательной операционной системой всех северокорейских компьютеров. С мобильными устройствами им это в целом удалось: поскольку телефоны, планшеты и прочие устройства продаются с предустановленной операционной системой, все северокорейские мобильники и планшеты работают на «Пульгын пёль». С ноутбуками и стационарными компьютерами ситуация, однако, пока выглядит иначе.

В Северной Корее компьютеры в обязательном порядке подлежат регистрации в полиции. Ещё на заре компьютеризации, в 2004 году, в КНДР была создана так называемая «группа 109» (намёк на 9 октября, день, когда Генералиссимус Ким Чен Ир отдал указание о её формировании). «Группа 109» контролирует северокорейские компьютеры и их пользователей. При этом полиция не просто имеет право, но и обязана время от времени появляться в домах, обитатели которых пользуются зарегистрированными компьютерами, и проводить там внезапные проверки того, как используются идеологически опасные машины. Таким образом они пытаются предотвратить просмотр опасного и идеологически вредного контента — например, южнокорейских фильмов.

Полиция обязана время от времени внезапно приходить домой к владельцам зарегистрированных компьютеров и проверять, как они ими пользуются

Кроме того, владелец компьютера должен показать полицейским, установлена ли на устройстве политически правильная операционная система «Пульгын пёль». Полагаю, северокорейские владельцы компьютеров волей-неволей переключатся на использование «Красной звезды» в ближайшем будущем.

«Пульгын пёль» обладает рядом особенностей — по сути, её можно назвать операционной системой-сыщиком. Во-первых, компьютер, оснащённый ею, не открывает текстовые или медиафайлы, если они созданы на других компьютерах и при этом не снабжены т.н. «подписью» (signature), то есть специальной меткой, которую на файл в нормальной ситуации могут поставить только компетентные органы. На практике это ограничение создаёт пользователям немалые неудобства — например, не дает ознакомиться с самым безобидным текстом, который был создан на другом компьютере. Обмениваться информацией с помощью привычных нам флешек-USB в «Пульгын пёль» нельзя. Собственно говоря, именно к этому — к ограничению возможностей копирования и распространения информации изначально и стремились создатели северокорейского Linux.

Впрочем, невозможность обмена политически безобидной (и тем более экономически полезной) информацией воспринимается властями как проблема, требующая решения. Решением проблемы, видимо, должны стать внутринациональные, строго замкнутые на Северную Корею и легко контролируемые властями системы обмена файлами. В недалёком будущем через такие системы северокорейцы смогут обмениваться файлами свободно, но вот сами файлы при этом будут полностью доступны всевидящему оку цензора.

Кроме того, время от времени операционная система «Пульгын пёль» делает скриншоты, которые сохраняются в её памяти неопределённое время. Самостоятельно удалить их, равно как и историю своих действий, пользователь не может. Зато, как легко догадаться, и к скриншотам, и к истории может легко получить доступ сотрудник полиции.

Время от времени операционная система делает скриншоты, которые сохраняются в её памяти. Пользователь к ним доступа не имеет. В отличие от полиции
Понятно, что привычного нам интернета, Всемирной Сети, в Северной Корее нет — точнее, он доступен очень небольшому кругу особо привилегированных людей, в том числе сотрудникам спецслужб и высшим чиновникам. Для простых смертных существует общенациональная северокорейская сеть, своего рода интранет национального масштаба, который известен как сеть Кванмён.

По своей структуре сеть Кванмён не очень-то отличается от интернета, и разработана на основе тех же технологий, что и «большой Интернет», но при этом является сетью сугубо локальной и с мировой сетью физически никак не связана. Некоторые из имеющихся в сети Кванмён сайтов на практике были загружены туда из «большого» интернета, однако произошло это лишь после того, как идеологически подкованные цензоры внимательно ознакомились с их содержанием и пришли к выводу, что оно полезно для повышения научно-технического уровня страны, но в то же самое время не представляет никакой идейно-политической угрозы. Вдобавок, в исследовательских центрах практикуется поиск информации во всемирной сети под заказ: имеющие соответствующий допуск учёные-цензоры, получив формальный заказ от своих не столь политически надёжных коллег, ищут для них материалы по темам их научных работ. Впрочем, большая часть контента в северокорейской сети Кванмён — местного, северокорейского, происхождения.

Имеющие допуск учёные-цензоры, получив заказ от своих не столь политически надёжных коллег, ищут для них материалы по темам их научных работ в интернете

По большому счёту, можно сказать, что вся эта система работает очень даже неплохо. Еще несколько лет назад многим иностранным наблюдателям казалось, что распространение компьютеров и информационных технологий в Северной Корее в перспективе поставит внутриполитическую стабильность страны под угрозу. Однако сейчас с каждым днём становится всё очевиднее, что Ким Чен Ын и его советники в очередной раз добились своего: компьютеров и мобильников в стране всё больше, а вот доступного запрещённого контента — всё меньше. В первую очередь это относится к южнокорейским фильмам и программам, которые в последние 15–20 лет активно ввозились в Северную Корею контрабандистами. За последние 3–4 года сильно снизился уровень знакомства северокорейцев и с современной южнокорейской эстрадой, и с современными южнокорейскими телесериалами. Причина ясна: благодаря трудам «групп 109» доступ к этому контенту сейчас оказался существенно затруднён.

Конечно, человек с компьютерным образованием и готовностью рисковать может легко обойти все эти системы защиты. Однако опыт показывает, что людей с таким образованием (и такой готовностью) не так уж и много, в то время как для рядового пользователя меры эти являются труднопреодолимым барьером.

Ким Чен Ын, кажется, создаёт самую изолированную в мире — но при этом в целом относительно современную — информационную среду. Подход его к информационным технологиям является едва ли не самым концентрированным выражением политики «реформ без открытости». С одной стороны, Ким Чен Ын и северокорейская элита не препятствуют распространению в стране информационных технологий (более того, элита этому распространению даже во многом способствует). С другой стороны — принимаются все меры для того, чтобы эти технологии работали на решение тех задач, которые перед страной поставила политическая элита, а не вели к распространению нежелательного (с точки зрения той же элиты) образа мыслей.

https://theins.ru/opinions/andrej-lankov/144437

remch-ch.livejournal.com

Международный звонок из Северной Кореи | Мир | ИноСМИ

Северная Корея. В ее адрес обрушился с критикой весь мир после тестирования баллистической ракеты и проведения ядерных испытаний. С другой стороны, поступают сведения, что иностранцами стали понемногу давать доступ к информационным ресурсам, таким как мобильные телефоны и интернет. Правда ли это? В феврале этого года известный барабанщик популярной группы «Бакуфу Slum» Фанки Суэёси лично отправился в Пхеньян и приобрел местную сим-карту, пройдя все миграционные формальности в аэропорту. Купленную карту он вставил в свой мобильный телефон и попробовал позвонить. Понимая что «лучше не теория, а доказательство», мы узнали у Суэёси о ситуации с мобильной связью и интернетом в Северной Корее.

Toyokeizai: С какой целью Вы поехали в Северную Корею?

Фанки Суэёси: В течение восьми последних лет я участвую в «рок-проекте», который проводится в одной из пхеньянских школ. Этот проект направлен на то, чтобы дать понять северокорейским детям, что такое рок-музыка, которую я сам так люблю. И на этот раз в Северную Корею меня привело именно участие в этом проекте.

В аэропорту установили киоски продаж сим-карт

- Раньше всем иностранцам, прибывающим в Северную Корею, надлежало в обязательном порядке сдавать все свои мобильные устройства в аэропорту.

- Я тоже слышал о том, что в Пхеньяне разрешили пользоваться мобильными телефонами. Однако на пограничном контроле на въезде в страну у стоявшего передо мной в очереди китайского туриста телефон отобрали, поэтому я подумал, что так ничего и не поменялось, и без задней мысли отдал свой телефон служащему. После этого сопровождающий с корейской стороны, который вышел мне навстречу (ко всем иностранцам, въезжающим в Северную Корею, приставляется провожатый), спросил меня, взял ли я расписку о сдаче на хранение, и сам пошел ее получать, услышав, что я не удосужился потребовать этот важный документ. В итоге мой сопровождающий попросил офицера разрешить мне пронести свой телефон, так как мне надлежало пользоваться услугами мобильной связи в большом количестве. После таких убедительных слов мне выдали мой смартфон.

- Передавали, что сейчас Северная Корея вводит услуги мобильной связи для своих граждан, а копания «Корё линк», которая этим занимается, продает сим-карты для иностранцев в аэропорту.

- Это действительно так. После всех проверок на въезде в страну я увидел будку компании «Корё линк». Подумав, что в новостях не соврали, я сразу же обзавелся сим-картой. Заплатил за нее 450 китайских юаней (примерно 7000 иен). Срок действия карты - 14 дней, хотя продавались и другие пакеты услуг с большим сроком действия.

- Какие документы пришлось заполнять?

- Я заполнил одну бумагу, похожую на заявление. Пункты, как в миграционной карте: имя, номер паспорта и другие незамысловатые графы. Я пользуюсь iPhone, поэтому, когда на вопрос, четвертый или пятый у меня iPhone, я ответил, что 4S, то мне даже обрезали сим-карту до необходимого размера. Заглянув за стойку, я обнаружил, что там имеется резак и для нано-симки, и для микрочипа. Кроме того, мне объяснили, что в Северной Корее работают только телефоны стандарта 3G, а устройства GSM, которые в ходу в том же Китае, здесь не подключить.

- Правда ли то, что звонить на телефоны в пределах Северной Кореи невозможно?

- Да, я не смог позвонить на внутренний номер телефона. Поэтому первым моим звонком стал разговор с женой, которая находилась в Японии. Я как первый японец, посетивший в этом году Северную Корею, впервые делал звонок со своего собственного мобильника, поэтому, страшно переживая и волнуясь, я набрал номер жены. Когда она как ни в чем не бывало протянула: «Ну и что?», меня это ужасно разочаровало (смеется).

- Сколько заплатили за связь, и каким было качество связи?

- Несмотря на то, что 450 юаней - это совсем недешево, видимо, поскольку я говорил по международной связи, за одну неделю пребывания я истратил все оплаченные минуты, и в один прекрасный момент телефон перестал работать. Что касается качества связи, то она ничем не отличалась от Японии или Китая, все работало очень хорошо. Думаю, что есть способ положить дополнительные деньги на телефон, но я в итоге так и не понял, как это делать. Даже мой сопровождающий, впервые столкнувшись с подобным вопросом, понятия не имел, где можно пополнить счет. Предположив, что сделать это можно в любом отделении «Корё линк» по Пхеньяну, я так и не смог проверить, так ли это, потому что мой гид твердил, что «вряд ли это сейчас возможно».

- Мы слышали, что Вам удалось раздобыть и планшетник северокорейского производства.

- Да. Мне удалось заполучить планшет производства компании Samjiyŏn. Я очень удивился, когда включил его и увидел, что в качестве заставки используется картинка с запущенной в декабре прошлого года ракетой «Ынха-3».

ОС Андроид по управлению не сильно отличается от iPad, в целом не вижу никаких проблем в использовании нового планшетника. У меня есть еще один китайского производства, но я думаю, что его северокорейский аналог даже утонченнее. Я даже попробовал поиграть в установленные игры, и мне понравилась та, в которой надо наклонять и двигать сам планшет.

В китайской версии используется иностранное программное обеспечение практически без изменений, зачастую оно так и поступает в продажу, не получив ничего нового от местных разработчиков. Однако северокорейский производитель сделал корейский базовым языком, наряду с английским, никакого японского, ему удалось приспособить устройство к местной действительности. По-видимому, программистам удалось внести свои идеи, отталкиваясь от платформы Андроид, поэтому чувствуется их участие в создании устройства.

Первый планшет поступил в продажу в сентябре прошлого года, и уже успела появиться обновленная модель. Судя по информации на коробке, новая модель стала меньше весить, прибавила в объемах памяти и разрешении экрана. У нее даже появилась встроенная телевизионная антенна, что, видимо, означает, что планшетник может принимать видеосигнал.

- То есть, Вы думаете, что технологически это устройство не уступает аналогам из других стран?

- Именно так. Мне кажется странным, что Северная Корея, с одной стороны, изолирует себя баллистическими ракетами и ядерными испытаниями, а с другой, начав развивать информационные технологии, такие, как мобильная связь и компьютеры, наоборот, приоткрывает завесу для иностранцев. Что означает такой разрыв? Даже хочется обратиться за разъяснениями к экспертам в политике и экономике.

В Японии чувствуется склонность к уклонению от информации о Северной Корее, Северная Корея же наоборот, кажется, жадно прислушивается к вестям из-за рубежа. Я это понял, когда услышал, как старшеклассники, которым я преподаю игру на инструменте, играют по памяти мелодии, которые я никогда им не давал. Необходимо понимать, что Северная Корея тщательно собирает информацию из-за рубежа.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

inosmi.ru

Кванмён (сеть) — Википедия

Материал из Википедии — свободной энциклопедии

Сеть «Кванмён» (кор. 광명망?, 光明網?) — национальный интранет на территории КНДР. Создан в 2000 году[1] по инициативе правительства КНДР и является одной из самых изолированных от Интернета компьютерных сетей (см. Глубокая паутина). Содержит, помимо материалов, восхваляющих чучхе и правительство КНДР, различные научные материалы (технические, естественно-научные тексты, сайты общения высших учебных заведений и т. п.). Доступна электронная корреспонденция[2], разрешены сайты частных пользователей. На 2014 год насчитывает, по разным оценкам, от 1 до 5,5 тысячи сайтов[3]. Из них половина — учебные заведения и другие организации.

По заказам учреждений Центр компьютерной информации сгружает из Интернета сайты, в основном научно-технического содержания, проводит цензурную ревизию содержания сайта, после чего он загружается в «Кванмён» и становится доступен пользователям.

На Кванмён приходится большая часть доменных имён в зоне .kp, на которые нельзя зайти с помощью глобального доступа в Интернет.[4] На 2016 год специалистами Корейского компьютерного центра было осуществлено внедрение протокола IPv4 для использования IP-диапазона 10.0.0.0/8.[4], также используются IPv4 адреса диапазонов 172.16.0.0/12 и 192.168.0.0/16. Граждане КНДР для поиска веб-сайтов в основном пользуются IP-адресами, чаще, чем доменными именами.[4] Как и в Интернете, Кванмён поддерживает работу браузеров, разработанных в КНДР, e-mail сервисов и новостных групп.

Основной интерфейсный язык сети — корейский. Есть, однако, материалы на английском, русском, японском и других языках, для пользования которыми создана сетевая служба перевода, в которой круглосуточно работают 2000 переводчиков, с базой данных на 2 миллиона слов.

Неограниченный бесплатный круглосуточный доступ в сеть осуществляется по телефонным линиям через Dial-Up, мобильный доступ в Кванмён поддерживается Koryolink. С 2013 года имеется собственное мобильное приложение для входа в Кванмён с помощью планшета «Самджиён»[5] и смартфонов «Ариран». С 2016 года «Кванмён» используется как основная сеть для работы системы IPTV «Манбан»[6], организовано беспроводное соединение приставки с сетью[7]. В 2018 году была запущена система беспроводного доступа в сеть «Мирэ», технологически сходная с Wi-Fi, что должно улучшить качество доступа в Кванмён в Пхеньяне.[8]

ru.wikipedia.org

Суверенный интернет: Северная Корея

 Этот материал пишется буквально на коленке где-то в закоулках Северной Африки. Внутри - много картинок, сделанных на проходящей (прошедшей, когда выйдет этот материал) в эти дни огромной правозащитной конференции RightsCon 2019. Все, что здесь случилось - описать решительно невозможно. Более 400 секций, митапов, лайтинг-толк и прочего, упакованного в три дня. Более 3000 участников со всего мира.

Но одну секцию я все же хочу подробно описать. Про Корейскую Народно-Демократическую Республику, известную также, как Северная Корея. Секцию проводили люди, которые непосредственно участвовали в процессе, жили в Северной Корее. Но потом, волею судеб оказались за пределами страны. По понятным причинам - дороги им назад нет. Впрочем, я не стал бы утверждать, что эти люди выглядят несчастными. И можно как угодно к этому относиться, но эти люди буквально рисковали собственными жизнями, чтобы вы (на самом деле, весь мир, конечно) об этом узнали. 

Потому, по просьбе спикеров и правилам RightsCon я буду стараться не показывать лиц выступающих: можно ли фотографировать кого-то на конференции легко определяется по ленточке беджа - если синяя, то все в порядке и это публичная персона. Если лента красная, то фотографировать и публиковать лица участников не рекомендуется из соображений приватности и безопасности. Довольно просто, да. Хотя, я бы не стал утверждать, что на конференции не присутствовали сотрудники спецслужб или каких-то других злобных неправительственных организаций, если бы они того захотели (ну, по меньшей мере одного сотрудника NSA я таки там встретил) - но все же я буду придерживаться исполнения общественного контракта.

Далее я выкладываю слайды трех презентаций с комментариями. Секция проходила на корейском языке, а потом переводилась на английский. Есть ненулевая вероятность, что я мог что-то не так понять или перевести. Потому буду стараться делать быстрый фактчекинг. Но если кто-то из читателей, имеющий более полную информацию, найдет ошибки и/или дополнения - пожалуйста, не стесняйтесь и напишите личным сообщением или в комментариях. 

Все наверняка знают, что в Северной Корее (которая на поверку ни разу не народная, и тем более не демократическая) нет никаких интернетов. Там имеется местная интранет под названием Кванмён, про которую известно только то, что почти ничего и неизвестно. Предел мечтаний о "суверенном интернете", где есть то ли тысяча, то ли пять тысяч внутренних сайтов (на корейском, разумеется) и ровно одна автономная система, имеющая ровно один маршрут связности со всем остальным мировым интернетом:

Корейский государственный оператор STAR-KP, имеющий сеть 175.45.176.0/24, который "включен" через единственного же поставщика CHINA UNICOM (AS4837) и, с некоторых пор, сдублирован российским Транстелекомом (AS20485). 
Данные - отсюда. 

В Кванмёне же используются "частные адреса" из пространства 10.0.0.0/8 или любимые всеми 192.168.0.0/16 - так что, если вы хотите "хакнуть" кого-то в КНДР, то у вас ничего не выйдет.

Для понимания географии страны - на юге КНДР граничит с Южной Кореей, делая эту страну по сути островом. На севере это исключительно Китай и чуточку Россия: 

В КНДР тотальная цензура. Есть только государственное телевидение и радио. И ничего больше.

Ниже приводится схема организации цензуры. По словам спикеров, если вы хотите сделать медиа своей профессией в КНДР, то у вас ровно две дороги: работать или в ГосСМИ, или в одном из многочисленных органов, надзирающих за СМИ. Ниже перечисляются как раз офисы (samusil или как-то похоже), которые по старой доброй КГБ-шной традиции имеют номера. 

Но! Не зря же несколькими слайдами выше демонстрировалась карта КНДР. Дело в том, что человеку вообще свойственно искать и находить информацию. В данном случае, главный источник "неофициальных сведений" выглядит так. Подробней будет чуть ниже.

Кроме того, в КНДР есть и оператор мобильной связи. Называется Koryolink. Они даже выпускают собственные смартфоны и об этом тоже будет чуточку подробнее:

Другое дело, что "получать незаконную информацию" - крайне опасное дело. Вот фото поста, который делает регулярные обходы приграничных зон КНДР с целью выявления "незаконных точек приема вражеских радиостанций":

А это нашумевшая история со студентом Отто Уормбиром, который прилетел в Пхеньян и попытался вывезти из страны пропагандистский плакат из гостиницы. Его поймали и осудили на 15 лет. Никто не знает, что с ним случилось, но 21-летнего студента удалось вернуть только через 14 месяцев с состоянии комы. Никто не знает, что с ним делали в корейской тюрьме. Теперь он просто инвалид (UPD: Отто скончался через шесть дней после возвращения в США)

И в то же время, в КНДР невероятным образом попадают различные электронные устройства. Например, фото где пионер в красном галстуке слушает айпод:

Самый распростаненный в КНДР источник информации - проводное радио. Такие приемники есть в каждом доме. Ну, если это не совсем уж глубокая провинция:

По словам спикера, вот такой приемник - просто самая мечта каждого северного корейца. Tecsun GR-88 - сейчас можно купить на АлиЭкспрессе за примерно 40-50 долларов. Главное преимущество - ручной генератор. Больше крутишь, больше слушаешь. Но это очень ценный приемник. Обратите внимание, как его позиционируют китайский производитель: "приемник, с помощью которого ваши родители могут выучить иностранный язык, в частности китайский".

Чаще всего, особенно в той же провинции, вы встретите вот такой прибор:

Или вот такой. Их собирают местные умельцы. Очень уважаемые люди, между прочим. Приемники стараются маскировать под различные бытовые предметы. Слушают, как правило, в одиночку или в группах очень доверенных людей.

Докладчик похвастался, что у него был вот такой приемник, который обошелся ему в полугодовй доход преподавателя в столичном техникуме. Теперь Кванг Бэк Ли возглавляет медиагруппу Unification Media Group (UMG) из Сеула и занимается организацией вещания как раз в сторону КНДР: 

Но самое невероятное - парням удалось провести социологический опрос по медиапредпочтениям в КНДР. Данные за 2017 год. Детали опроса на конференции были не очень раскрыты, но результаты следующие: 38% северокорейцев владеют кассетным плеером с функцией радио:

Но собственно радио использует значительно меньше - только 12%

Все таки, на дворе XXI век и чуть меньше половины имеют mp3-плееры:

Типичная лавка электроники в КНДР. Здесь можно вполне себе купить и DVD-плеер. Вон они, внизу на витрине. Стоимость сопоставима с трехмесячной средней зарплатой.

Это упаковка DVD-плееров на местной "фабрике". Да, плееры продаются вполне легально. Фабрика устроена очень просто: закупают в Китае, привозят, перепрошивают приборы (зачем - подробнее ниже) и переупаковывают:

Владельцы DVD-плееров считаются состоятельными людьми

Реклама "статусного потребления":

В итоге, 71% домохозяйств имеют DVD-плеер:

При этом, самые востребованные плееры - портативные. Чтобы смотреть "в одно лицо":

49% корейцев имеют портативные медиаплееры:

А еще, 61% северокорейцев имеют в наличии USB-флешку. Просто потому, что это наиболее простой и безопасный способ обмениваться контентом:

Впрочем, SD-карточки тоже пользуются популярностью:

Микро-SD карты тоже довольно популярны, но не так уж чтобы очень. Разумеется, это связано с владеемыми приборами, не каждый из которых поддерживает микро-SD:

А что с персональными компьютерами? Ну, в Северной Корее они есть, однозначно:

В КНДР разработана "собственная отечественная операционная система" под названием Пульгынбёль Саёнджа Ёнчхеге. Или еще ее называют RED STAR. На базе LINUX, разумеется. Но все пользуются старой доброй Windows XP. Включая госструктуры:

На 2017 год в Северной Корее только 18% населения имели собственный персональный компьютер. Эта игрушка для весьма состоятельных граждан:

Чуть больше народу имеет ноутбук. Обычно это дешевые китайские модели. И еще раз - прибор в личном пользовании здесь более актуален.

Планшеты тоже есть в наличии. Планшеты даже производят (перепрошивают китайские) под названием "Самджиён". Но как-то они не очень зашли:

И главным источником распростанения информации в КНДР являются все же DVD-диски. Есть официальные лавки, которые торгуют местным кинотворчеством:

В основном, это мелодрамы и патриотические боевики:

И о мобильных телефонах. Они здесь есть:

Довольно распространенная картина:

Мобильники даже раздают некоторым военным. Ну, чтоб иметь связь "со штабом", в случае "когда начнется". Как там устроена сигнализация - военная тайна, разумеется. Но можно предположить, что приказы рассылаются СМС с помощью кодов:

Разумеется, есть и смартфоны. Ну, если уж планшеты смогли, то и смартфоны тем более. Молодежь развлекается:

Но все же, большей популярностью пользуются обычные фича-фоны. Разумеется, только от государственного поставщика Koryolink, который поддерживает только собственные IMEI. Если вы где-то найдете "неразрешенный" смартфон и вставите SIM-карту - на пульте у специально обученных людей зажжется "красная лампочка":

Вот так выглядит корейский смартфон Ариран. Разумеется, это OEM-производство в Китае. О последней модели можно почитать тут. 

Ким Чен Ын лично посетил "фабрику", где "производят" эти аппараты:

Вполне себе красивые на рекламных проспектах. Цена примерно 350 долларов США. Контракт с 2ГБ трафика стоит 3000 корейских вон в месяц. Средняя зарплата - 2500 вон.

И чтоб совсем от цивилизации не отставать - недавно в КНДР выпустили и фитнес-браслет. Почекать этот факт не смог, но вы можете сами погуглить. 

И вот что показывает опрос в отношении владения мобильным телефоном. При (оценочной) численности населения в 25,5 миллионов человек, показатель абонентской базы, получается, 10,5 миллионов:

И вот прекрасная цифра про то, сколько людей смотрели "зарубежные", что является синонимом "запрещенные", фильмы. Подавляющее число граждан КНДР таки это видели:

И "иностранные фильмы" смотрят не то, чтобы случайно. По крайней мере, четверть смотрит такие фильмы регулярно:

А смотрят "зарубежные фильмы" чаще всего на DVD. И еще небольшая приписка - каждый двадцатый имеет "китайский телефон". То есть, незарегистрированное в мобильной сети устройство.

Так как же корейцы получают контент из-за рубежа?

Все достаточно просто. Со стороны Китая установлены множественные радиопередатчики, вещающие на корейском языке. И это никакая не диверсия - просто число граждан Китая, этнических корейцев, довольно много. Станции, как правило FM-дипазона и несколько ТВ-станций, работают абсолютно легально на китайской стороне. Обратите внимание, что со стороны Южной Кореи таких передатчиков нет. Когда спикеру задавали вопрос про "почему с Юга нет вещания", он ответил, что Север воспринимает такие станции как провокацию и это тут же становится дипломатическим кризисом. Потому Южная Корея старается не строить станций в определённой физической зоне.

Но КНДР пытается противодействовать любым сигналам. По границам ставятся "глушилки", на которые тратятся значительные средства. В том числе, и по южной границе.

Но очень трудно "глушить" спутниковое вещание. В КНДР это "большой бизнес" - принять фильм на спутниковую тарелку и записать DVD с "зарубежным фильмом". Опасный, разумеется.

Но в последнее время, гораздо эффективнее получить доступ в "большой интернет" по... Wi-Fi! Со стороны Китая установлено огромное количество точек доступа Long Range, к которым можно подключиться, используя антенны с "хорошим усилением". Пароль знают почти все. 

평양2423 - Пхеньян2433:

Значит ли это, что северокорейские власти никак не реагирует на сложившуюся ситуацию?

Немецкая компания по кибербезопасности ERNW провела и продолжает исследования в области безопасности в Северной Корее. Полная презентация их работы доступна здесь. Но я, продолжая стиль рассказа, оставлю те слайды, которые показывали на RightsCon.

Коротко: каждое устройство, легально поставляемое в КНДР (особенно мобильные), снабжены специальной программой, которая маркирует весь контент, загружаемый в устройство, специальной меткой - watermark. И если вы записываете что-то на флешку и передаете "товарищу", то метка передается и сохраняется

И в случае "поимки" файла специальными службами, они потенциально могут отследить всю цепочку передачи файлов:

... каждый в цепочке передачи отслеживается:

Поскольку факт покупки-продажи устройств фиксируется в специальной БД, то составить треки дистрибуции файлов не представляется чем-то очень сложным:

При этом, устройства с выходом в Кванмён, находятся под полным контролем корейских спецслужб:

Все это работает очень похоже на системы DRM - вплоть до запрета воспроизведения неапрувленного государством контента:

А если контент неапрувлен, то каждый файл самоподписывается хешем, свойственным именно этому устройству:

 

При этом, устройства с выходом в Кванмён еще переодически "сливают в центр" логи браузера, геолокацию, делают скриншоты экрана и прочие шпионские штучки.

 

Собственно, все приведенное в данном материале не является каким-то откровением или тайной. В Сети довольно много материалов с рассказами о том, что происходит в КНДР (гугл ит!). Но услышать все это от непосредственных участников событий было довольно... хм... эмоционально.

Ну, и строить прямые параллели с заключительной фазой "суверенизации рунета" никто не запрещает. Очевидно, что это именно тот "конец пути" к которому стремятся наши правители.

nag.ru

МОБИЛЬНАЯ СВЯЗЬ В КНДР - Корея

Previous Entry | Next Entry

Свыше 6500 тысяч пользователей мобильной телефонной связи насчитывается теперь в Северной Корее, если верить шанхайскому спутникову телеканалу «Дунфан-ТВ». Ссылаясь на его информацию, южнокорейское агентство Йонхап сообщает, что если до недавнего времени пользоваться мобильниками могли только представители власти в КНДР, то теперь они стали доступны простым гражданам. 
Так, 2 марта в офисе мобильной связи в Пхеньяне выстроилась очередь из сотни человек. Став счастливыми обладателями мобильных телефонов, пхеньянцы не скрывают своего любопытства и радости, тут же стараясь разобраться в функциях только что купленных аппаратов.
«Правительство разрешило простым людям пользоваться мобильными телефонами. Кажется в нашей жизни наступают огромные перемены», - говорят жители Северной Кореи в программе телеканала «Дунфан-ТВ».
В декабре прошлого года египетская компания «Ораском телеком» (еще статья на эту тему на английском) организовала в КНДР телефонную мобильную связь третьего поколения 3G, однако и раньше на севере Корейского полуострова предпринималась попытка внедрить мобильную связь. В ноябре 2002 года там была создана сеть GSM, но два года спустя она была свернута после мощного взрыва на железной дороге недалеко от границы с Китаем.
Запрет привел к контрабанде из Китая мобильных телефонов, которые можно использовать в приграничных районах в Северной Корее.
На сей раз пользоваться мобильными телефонами в Северной Корее разрешили в преддверии выборов в Верховное народное собрание (ВНС) – однопалатный парламент страны.
Как отмечает южнокорейское интернет-издание «Нокат ньюз», власти КНДР вместе с тем усилили контроль над пользователями китайских контрабандных телефонов и SIM-карт, которые позволяют звонить за границу, а значит и в Южную Корею. Новая мобильная телефонная связь в КНДР устроена так, что за рубеж северные корейцы с мобильника уже позвонить не смогут.
По данным «Нокат ньюз», выловить пользователя иностранной мобильной сети в КНДР позволяют коротковолновые станции в Чхонджине, Хесане и Синыйджу, передвижные и портативные коротковолновые пеленгаторы. В связи с распространением пеленгаторов число пользователей нелегальной мобильной связью в КНДР стало сокращаться. Пойманные пользователи могут откупиться с помощью взятки, которая достигает 1000 американских долларов – огромная сумма по меркам Северной Кореи. Однако, если такой мобильник использовался для связи с Южной Кореей, то никакие взятки уже не помогают. Эти данные приводятся со ссылкой на Открытое агентство северокорейских новостей (Йоллин Пукхан тхонсин), действующее на базе южнокорейской радиостанции, которая вещает на КНДР.
Помимо мобильной связи "Ораском телеком" вложил 100 млн долларов в завершение строительства 105-этажного отеля "Рюгён" в Пхеньяне. По данным "Нокат ньюс" остекление бетонной пирамиды вступило в завершающую стадию.
Строительство отеля было заморожено в 1989 году. 
Об этом я уже писал тут.

koryo-reporter.livejournal.com

15 запретов и ограничений, которые есть только в Северной Корее

Ребята, мы вкладываем душу в AdMe.ru. Cпасибо за то,
что открываете эту красоту. Спасибо за вдохновение и мурашки.
Присоединяйтесь к нам в Facebook и ВКонтакте

Северная Корея — страна мифическая. В том смысле, что из-за недостатка информации о ней создаются мифы, многие из которых, впрочем, имеют под собой вполне реальные основания.

Мы в AdMe.ru решили узнать о том, какие вещи недоступны или ограничены в самой закрытой стране мира, и многие из них, надо признаться, нас очень удивили.

1. Нельзя носить синие джинсы

Если вы можете позволить себе джинсы, то никто не запретит вам их носить. Вот только деним может быть только черного цвета, ведь голубые джинсы здесь запрещены — считается, что эти популярные во всем мире штаны олицетворяют весь мировой империализм. Впрочем, туристы вполне могут ходить в джинсах небесного цвета, но для посещения памятника Ким Ир Сену и Ким Чен Иру все-таки придется переодеться.

2. Нет возможности выходить в интернет и использовать Wi-Fi

В Северной Корее есть компьютеры и интернет. Точнее, интранет — внутренняя компьютерная сеть «Кванмён», в которой, по разным подсчетам, зафиксировано от 1 000 до 5 500 сайтов. Естественно, ни о каком выходе на сайты других стран не может быть и речи, если только вы не высокопоставленное лицо. Кстати, местная операционная система «Красная звезда» в последней версии напоминает MacOS X. Говорят, это было сделано в угоду Ким Чен Ыну, испытывающему любовь к продукции Apple.

А вот Wi-Fi в Северной Корее не существует. Да и мобильных устройств, оснащенных выходом даже в «Кванмён», у простых жителей страны нет. Кроме того, у китайских планшетов, адаптированных для КНДР, удаляют модули Wi-Fi и Bluetooth — просто за ненадобностью.

3. Местная валюта недоступна для иностранцев

Туристам, приезжающим в Северную Корею, нельзя пользоваться национальной валютой —

www.adme.ru


Смотрите также



© 2010- GutenBlog.ru Карта сайта, XML.